Биография

Анастасия Антоновна Бакова родилась 31 мая 1991 года в г. Свердловске в семье начинающих предпринимателей. Мать – Марина Германовна Бакова, переводчик с английского языка, хозяйка сети магазинов немецкой одежды Штайльман. Отец – Антон Алексеевич Баков, металлург, девелопер и лидер «Монархической партии».
подробнее

Анастасия Бакова: «У людей нет графы против всех. Я готова ей стать»

Дочь лидера «Монархической партии» рассказала нам о том, почему глупо и смешно хотеть быть Чернецким, как нужно пиариться, чтобы найти хорошего мужа, и о семейной традиции «фриковства» и новаторства.

22-летняя выпускница Театрального института имени Щукина Анастасия Бакова перевернула предвыборную гонку за кресло мэра Екатеринбурга с ног на голову. Она вполне комфортно чувствует себя среди 15 взрослых мужиков в избирательном списке и, не скрывая удивления, хихикает над тем, как они нагоняют пафос и серьезность в борьбе за фиктивную должность главы города.

Своеобразный политический наив сбивает с толку всех. И конкурентов, и горожан. На предвыборных плакатах Баковой написано: «А вы знаете, что мэр бесправен?». В ее речи нет слов-паразитов, она знает французский и английский, поет, танцует и играет на сцене, а сразу после нашего интервью Настя отправилась на съемки своего клипа, которые проходили на вертолетной площадке бизнес-центра «Высоцкий». В общем, к великому журналистскому сожалению, никакого негатива и предвыборной чернухи.

— Вы действительно хотите быть мэром?
— Да. Я действительно хочу быть мэром. Я считаю, что мэр, которого мы выбираем сегодня, имеет больше представительские функции, и это вовсе не мэр-хозяйственник, каким был Чернецкий. Это мэр, который будет создавать новый бренд города, новый имидж. Мне кажется, я достойно с этим справлюсь.

«Мэр — это лицо города. Это серьезная проблема, что большинство людей не знает об этом. Не знают, что функции мэра не так велики. Сейчас идет предвыборная кампания и многие кандидаты делают громкие заявления, дают какие-то обещания. Я считаю, что это не совсем честно по отношению к избирателям».

— Знаете такую фразу, популярную в интернете: «Я девочка, я не хочу ничего решать, я хочу платьишко»? Среди журналистов родилась такая шутка про вас: «Я девочка, я не хочу ничего решать, я хочу быть мэром».
— Я не могу сказать, что меня эта шутка сильно задевает. Нет, это не так. Я понимаю, что как дочь обеспеченных родителей я, безусловно, вызываю раздражение у многих людей. Я считаю, что достаточно поверхностно считать меня наивной и необразованной, только потому что я молода. Я понимаю, что такое будет всегда, я к этому спокойно отношусь, абсолютно, меня это не задевает, не обижает.

— Как-то так сложилось, что любые действия или слова вашего папы вызывают в обществе огромный резонанс. Очень часто это грубые, обидные и резкие комментарии. Этот негативный шлейф в информпространстве, отрицать который невозможно, как-то мешает вам жить?
— Есть комментарии, которые бестактны, но я считаю, что они, скорее, должны беспокоить людей, которые их пишут. Нет, я не думаю, что меня это задевает. Я думаю, что все неоднозначное, все новое всегда вызывает такую реакцию. Признаюсь, мне льстит, что любая его идея, любое заявление так воспринимаются в обществе. Потому что я как актриса могу сказать, и в искусстве нечто новое и стильное всегда вызывает и негативную, и позитивную реакцию у людей. Это нормально.

— А кстати, про театр. Вы готовы театр оставить ради мэрского кресла?
— Нет, я безусловно не хочу оставлять все свои занятия. Просто потому что я считаю себя многогранным человеком, всегда, с детства, была очень занята и привыкла сочетать разное. Нет, в любом случае я не собираюсь переставать петь и заниматься этим.

— То есть у нас впервые в истории Екатеринбурга будет мэр, на спектакли к которому можно будет сходить в театр?
— Можно. Я просто считаю, что мэр сегодня — это человек, который создает образ, новый образ. Безусловно, и эта история с мэром на сцене привлекла бы внимание к Екатеринбургу, однозначно. Это было бы большим событием.

«Одной девочке среди десятка мужиков в списке кандидатов? Мне прекрасно! Мне не очень понятно, почему настолько одиозные для Екатеринбурга фигуры, как Ройзман или Бурков, борются за должность, которая не даст им тех полномочий, имея которые, они в принципе могут что-то делать. По сути, они борются за достаточно фиктивный пост».

— Какой первый вопрос вы поставите на городской думе, когда сядете там во главе стола?
— Я думаю, что в первую очередь нужно обратить внимание на облик города. И найти для него новую сторону индивидуальности.

— Его можно сделать модным?
— Да. Безусловно можно. В Екатеринбурге сейчас много денег, много креативной какой-то энергии, открываются красивые места, дорогие рестораны, отели, ну невозможно все время выезжать, имея Европу и Азию и Тальков камень. Нужно создавать культурный пласт тоже. Если мы себя позиционируем как не провинциальный город очередной, город-донор.

«В любом случае эти выборы станут прецедентом и мое участие в них станет прецедентом. И я уверена, в следующих выборах уже большее количество молодых людей почувствует себя способными участвовать».

— Как люди, с которыми вы общаетесь, оценивают ваш возраст? Ваш поход на выборы и возраст.
— Очень неоднозначно, не буду лукавить… Я не знаю, в который раз мне нужно будет уже вернуться к этой теме, но люди относятся к этому негативно те, которые не знают, что включают в себя функции мэра. Им это кажется дерзостью, наглостью, пиар-ходом, какой-то выходкой очередной, авантюрой.

— Это не авантюра?
— Нет. Я вообще в восторге от позиции, которую я здесь занимаю. Я не даю никаких невыполнимых обещаний, я не обещаю людей вылечить от всех болезней, увеличить пенсию, снизить налоги, помочь ЖКХ, сделать какие-то невероятные проекты. Я говорю о том, что хотелось бы сделать, и честно признаю, что полномочий у мэра конкретно не так много. Мне кажется, что это неуязвимая позиция. Но она правдива. Потому что просто рассказывать бабушкам, что они заживут по-новому, в очередной раз…

— Я на днях в «Живом журнале» прочитал, что Баков отправил дочку на выборы, чтобы найти ей хорошего мужа…
— Да, я тоже это читала… Я не против найти хорошего мужа, но не в данный момент. Я достаточно взрослый человек для того, чтобы претендовать на пост мэра, но, возможно, недостаточно взрослый для семьи. Ну, и нет у меня такой насущной проблемы, я не старая дева. И вряд ли мне понадобится такая большая пиар-акция, чтобы устроить свою личную жизнь.

— Ваши друзья придут на выборы?
— Конечно придут. И не только потому что они мои друзья. Я вообще ориентирована, конечно, на молодежь. Но я не хотела бы, чтобы вы восприняли это однобоко, потому что мне после первого же интервью сказали, что я отрицаю опыт старших или нахожусь в конфронтации отцов и детей — это не так. Конечно, молодежь зачастую занимает отстраненную позицию. Но они живут здесь, и в любом случае все решения повлияют на их жизнь. Эта инертная позиция просто губительна.

— Вот эти люди, которые сами отстраняются от повестки, почему они не ходят на выборы?
— Потому что у них нет доверия к действующей власти. Потому что они считают, что выборы фальсифицированы. Или что им не из кого выбирать. В чем-то их можно понять. И они во многом правы.

— Ну они, получается, и не придут никогда…
— Поэтому я и призываю… Понимаете, у людей даже нет графы «Против всех». Я готова ею стать! Я готова вобрать функции и этой графы тоже, потому что люди, которые считают, что они часто бывают обмануты, это как бы и моя аудитория тоже. Потому что я с этим согласна. Иметь игрушечные выборы не очень приятно. Того же сити-менеджера, который имеет достаточное количество реальной власти, мы не выбираем. А сколько людей об этом знает? Сколько людей знает о том, что они выбирают красивую картинку, ширму, а не человека, который действительно будет что-то делать?

— После того как <Баков-старший сходил в областную администрацию к Багарякову, он написал в Facebook: «Спасибо дочке». А вы написали в комментариях: «Пожалуйста, папочка». За что он сказал спасибо? Вы как-то помогли в договоренностях с областными властями?
— Нет. Я думаю, что за вклад в его идею, в его промоушен. Конкретно мой вклад в том, что я записала клип на песню и популяризовала хоть каким-то образом монархическую идею, идею возврата к историческим ценностям. Я считаю, что это во многом может стать для нашего города шансом получить индивидуальность. Появление новых каких-то интересных мест в архитектурном отношении — это, по-моему, кроме плюсов не может принести ничего другого. Мы не говорим ни о каком архаизме. Посмотрите на ту же Великобританию.

— Все проекты вашего папы — фриковые. Шокируют и взрывают повестку. Вы согласны?
— Я бы заменила «фриковство» «новаторством», но в принципе я с вами согласна. Я считаю, что это их сильная сторона. Ну потому что банальные и посредственные проекты создают все вокруг. Поэтому там и обсуждать нечего.

— Новое всегда отрицается большинством?
— Да.

— Вы в жизни с этим сталкиваетесь?
— Конечно. Когда я записала клип, мнения разделились пополам. Хорошо это или плохо — я не знаю. Я могу сказать, что у меня есть, например, если взять другую сторону моей жизни, артистическую, у меня есть кумиры, люди, которых я очень уважаю, и даже они имеют очень неоднозначные оценки, всегда они имеют полярные мнения — и положительные, и отрицательные.

Если человек серый и неинтересный, к нему очень ровно относятся. Он никого не задевает, поэтому не вызывает никакой реакции. Во всем искусстве — музыка, высокая мода, скульптура, архитектура — все яркое вызывает либо положительные, либо отрицательные эмоции. Если эмоций нет — это проблема.

«Во многом я восхищена личностью Рейгана, это сороковой президент США, который также был актером и снялся в 54 художественных фильмах. И во многом его актерский талант помог ему завоевать доверие нации».

— Политики-актеры. У нас, по-моему, таких не было еще.
— Настолько известных, как Рейган и Шварценеггер, прецедентов не было.

— После приговора Навальному у нас в стране многие узнали об этом человеке. Он вам импонирует?
— Это очень неоднозначная фигура, я бы не стала называть его своим кумиром, но я не могу сказать, что мое мнение глубоко отрицательно. Меня пугает момент, что все люди, которые не согласны с действующей властью, сразу начали считать его абсолютным благом. Мне кажется, это просто очень опасная ситуация, в том плане, что это игра на настроениях.

— А за кого бы вы проголосовали на выборах мэра Екатеринбурга? Не важно, есть он в списке или нет.
— Это очень сложный вопрос. Я могла бы проголосовать за Марчевского (Анатолий Марчевский, директор Екатеринбургского цирка. — Прим. ред.)

— Это потому что «Екатеринбург — столица мировой клоунады»?
— Нет, потому что Екатеринбург не скучный провинциальный город, такой же, как куча других, и этот человек способен… Я же не говорю, что я проголосовала бы за Жириновского! Я бы проголосовала за Марчевского — человека, который интеллигентен и интересен. Это здорово, и мне кажется, это очень достойная кандидатура была бы. Мне очень жаль, что его не выдвинули.

— Человек, который находится на посту мэра, может продолжать заниматься фрик-проектами? Делать что-то необычное, например, выйти и поподметать город? Или он должен надеть маску серьезности?
— Я думаю, что может. Вы знаете, во многом я бы использовала эту должность, безусловно, она дала бы мне какую-то личную известность, привлекла бы внимание. У меня было бы не так много полномочий как у мэра, но как у известного человека — у меня бы они были. И я думаю, что мне намного проще было бы привлечь внимание ко многим проблемам, заниматься той же благотворительностью, создавать какие-то фонды неагрессивной направленности.

— Как королева Великобритании?
— Во многом да. Просто нечего удивляться этому, когда вы отнимаете все полномочия у этой должности. Зачем выбирать очередного скучного человека, который будет на ней сидеть? Я просто искренне это не понимаю.

— Как сделать город модным? Что такое мода вообще?
— Мода — это умение соответствовать времени, быть современным, выбирая то, что тебе идет. Я бы не стала, конечно, предлагать Екатеринбургу что-то абсолютно чуждое нашей культуре. Но мне кажется, мода — это тот момент, когда ты можешь выглядеть наиболее удачно, используя свои ресурсы.

— Мода подразумевает соответствие каким-то трендам, которые придумали другие люди?
— Да. И создание своих трендов.

— Потому что есть же еще такое понятие, как просто хороший вкус или стиль. И иногда они с модой расходятся сильно.
— Согласна. Нет, я же не предлагаю каких-то экстремальных, сумасшедших вариантов, я в принципе сама в жизни придерживаюсь того мнения, что в первую очередь должен быть вкус, а хороший вкус обеспечивает правильное следование модным трендам.

«Я жила пять лет отдельно от родителей. Я самостоятельный человек и очень многое делаю сама. В том числе я не обсуждаю с папой, что я буду говорить на интервью или какую программу я буду проводить. Я сама выбирала, какой будет наружная реклама. Я сама придумала этот слоган. Насколько он удачный — это уже другой вопрос».

— А вы хотите во что-то серьезное превратить свою музыкальную деятельность?
— Да, конечно. Я занимаюсь с детства музыкой…

— Нет, я имею в виду карьеру…
— Карьера? Мне бы хотелось этого, но я не знаю… К сожалению, у нас действительно очень странная ситуация с эстрадой в стране, и я не знаю, на уровне кого бы я хотела, как кто я хотела бы быть. Нишу я пока не могу эту понять, поскольку у нас очень дутая эта сфера. Я бы хотела делать качественную музыку, потому что я все-таки выросла на классике и получала серьезное базовое образование. Общалась с композиторами и музыкантами. Поэтому делать ширпотреб мне бы не хотелось.

Взято с 66.ru